X

Опубликовано: , автор Sylfire

Макошь

Отрывок из книги Б.А. Рыбакова "Язычество древних славян"
Макошь — женское божество, оно является одним из наиболее загадочных и противоречивых. Упоминания этой богини встречаются во многих источниках, но они очень отрывочны и кратки. Мы даже не можем ответить на вопрос о географическом диапазоне ее культа, а ведь в зависимости от того или иного ответа определяется возможность опускания образа божества на праславянскую глубину: если данное божество известно многим славянским народам, то можно допустить его древнее, праславянское происхождение, если же культ божества с таким именем географически ограничен, то следует осторожнее относиться к его удревнению. Впрочем, в последнем случае следует допустить возможность позднейшего изменения имени божества при древности самой идеи.
Макошь упоминается автором “Повести временных лет” (начало XII в.) под 980 г. в составе так называемого пантеона Владимира. Имя ее входит почти во все поучения против язычества XI—XIV вв. Известны этнографические записи XIX в. на русском Севере о вере в Макошь (Мокошь, Макешь, Мокуша, Макуша). За пределами восточных славян о Макоши достоверных данных нет.
Не ясна не только этимология имени Макоши, но даже его орфография. Принимая часто встречающуюся в источниках форму Мокошь, это слово связывали с глаголом “мокнуть” или же с финским племенным названием “мокша”, хотя у самой мордвы-мокши такого божества нет. Что же касается формы написания имени богини, то и в письменных источниках, и в этнографических записях встречаются два варианта: Мокошь и Макошь. Составитель Пискаревского летописца дает сразу обе формы: “... Макош или Мокош”. В. И. Даль приводит пословицу, из которой явствует акающее произношение: “Бог не Макеш — чем-нибудь да потешит”. Условно я буду употреблять эту, акающую, форму — Макошь, хотя она и не господствует в источниках.
Отношение исследователей к этому женскому божеству весьма различно. Одни просто уклонились от каких бы то ни было пояснений. Другие считали его близким восточной Астарте или греческой Афродите. Е. В.Аничков, опираясь на то, что в исповедальных вопросах “Мокушь” приравнена к знахарке, писал о “гадательном характере” богини, что, как увидим далее, ведет поиск по правильному пути. Н. М. Гальковский полагал, что Макошь — нечто вроде русалки, “дух умершего, скорее обитавший в воде, чем на суше”; впрочем, он оговорился, что “после всех толкований слово Мокошь остается темным и необъяснимым”.
Такая разноголосица в мнениях ученых объясняется тем, что каждый из них обращал внимание на какой-либо один из разрядов источников: в поучениях Макошь соседствует с вилами, и отсюда следовало приравнение ее к русалкам; обращение к летописи возвышало Макошь до ранга единственной, а следовательно, главнейшей богини; сосредоточение на этнографическом материале снижало ее образ до простой покровительницы женского прядения. Тысячелетний диапазон между разрядами источников не учитывался.
Все сказанное вынуждает нас к внимательному рассмотрению источников и выявлению того, на что до сих пор достаточного внимания не обращалось.
Прежде всего необходимо рассмотреть контекст, в котором упоминается Макошь в источниках XII—XIV вв.
Напоминаю общеизвестный текст 980 г.
«И нача къняжити Володимер в Кыеве един. И постави кумиры на хълме въне двора теремьнаго: Перуна древяна, а главу его сьребряну, а ус злат, и Хърса, и Дажъбога, и Стрибога, и Съмаръгла, и Мокошъ».
Макошь поставлена здесь в самом конце перечня, после священной собаки Симаргла.
В поучениях против язычества XII—XIV вв. мы видим определенную систему в перечнях языческих богов. Макошь иногда примыкает к списку летописных богов (Перун, Хорс и др.), но чаще всего ее имя оказывается в соседстве с вилами-русалками и собакой Симарглом, что составляет определенный комплекс аграрно-магических представлений, так как Симаргл был связан с семенами и всходами, а русалки — с орошением полей туманом (росой) и дождем. Надо полагать, что соседство имен в текстах поучений не случайно, а вполне осмысленно. Наиболее устойчиво соседство Макоши с вилами-русалками. Однако уравнивать богиню с ними нельзя, так как Макошь всегда пишется в единственном числе, а вилы всегда во множественном, подобно тому как с одним Родом связаны несколько рожаниц.
Большой интерес представляет контекст, в котором находится Макошь в “Слове об идолах”:
«... тем же богам требу кладуть и творять и словеньскый язык: вилам и Мокошьи диве, Перуну, Хърсу...».
К сожалению, мы не можем решить вопрос о том, как понимать соседстве двух слов: “Мокошьи диве”. Это может быть перечислением двух разных богинь — Макоши и Дивы (женской параллели Диву-Дыю), но с равным правом может быть и определением — Макошь-дива, т. е. Макошь-богиня.
Далее в этом источнике упоминается Геката и рядом с ней — вторично Макошь: жертвенной кровью “мажють Екатию богыню, сию же деву творять, и Мокошь чтуть...”. Если в первом случае Макошь находилась в общем перечне славянских божеств, то здесь повторное нарочитое упоминание Макоши выглядит как пояснение греческой Гекаты-Екатии. Образ Гекаты проделал в античном мире сложную эволюцию от богини, повелевавшей всей Вселенной, до покровительницы человеческого благосостояния, дарующей удачу в делах и победу в состязаниях. В конце концов Геката стала восприниматься греками как мрачная богиня заклинаний и гаданий связанная с миром мертвых. Какую ипостась этой богини имел в виду Григорий Богослов, сказать трудно. Он был начитанным и образованным писателем, хорошо знакомым с античной литературой, и мог выбрать для своего обличения и гесиодовскую космическую Гекату, и богиню успеха классической поры, но наиболее вероятно, что он бичевал кровавый культ Гекаты позднейшей фазы представлений о ней, когда она рисовалась людям окруженной “страшными и мрачными призраками”, душами умерших и своими псами.
Русский книжник, уподобляя Макошь Гекате, не совершал ошибки,. так как в его собственном тексте Макошь стояла рядом с душами умерших (вилами) и священной собакой.
Возможно, что русская Макошь отражала в какой-то мере и среднюю фазу гекатовского культа, являясь благожелательной богиней, связанной с аграрно-магическим комплексом представлений: ведь русалки и Симаргл содействовали получению урожая.
Контекст, в который поставлено имя Макоши в поучениях против язычества, уже дважды помог нам приблизиться к пониманию этого образа. Есть еще и третья группа упоминаний, где контекст раскрывает нам дополнительные черты, не противореча тому, что уже наметилось.
Некоторые поучения упрекают русских людей в том, что они слепо верят в различные предсказания и гадания, астрологические гороскопы и толкования снов. В нашем основном источнике — “Слове об идолах”, связанном с именем Григория Богослова, эти суеверия перечисляются в таком порядке: “халдейская астрономия и родопочитание (иже есть мартолой) и фрачскыя сны и чяры и усряче и къшь...”. В более позднем “Слове от Св. Евангелия” упоминаются и астрология, и “еллинские кощуны”, и вера “в стрячю, и в кошь, и в сновидения”. Один из списков данного “Слова” (Троицкий) содержит любопытный вариант: “... и в Мокошъ и в сносудец...”. Не исключено, что в этом случае перед нами ошибка или описка — вместо слова “кошь” поставлено “Мокошь”, но сама возможность подобной ошибки уже представляет для нас интерес.
Текст, окружающий спорное место, требует специального разбора, так как уже в XVI—XVII вв. переписчикам не все было понятно, и они “усрячу” толковали как встречу с кем-либо, а “къшь” путали с чохом. Это непонимание повлияло и на исследователей XX в. Так, Н.М. Гальковский пишет о вере “во встречу, в чох”, а Нидерле признается в невозможности для него дать перевод таких слов, как “устряця” и “сносудец”.
Разберем окружение слова “кошь” (вариант “Мокошь”). “Халдейская астрология” не требует пояснений. “Родопочитание” уже нуждается в правильном переводе. Это слово ни в коем случае нельзя переводить как “почитание бога Рода”, так как Род вместе со своими рожаницами помещен в этом источнике в другом месте, а в контексте с астрологией и разгадыванием снов никогда не упоминается. Впрочем, сами средневековые книжники не позже XV в. уточнили понятие “родопочитание”, пояснив: “родопочитание, иже есть мартолой”. А мартолой определяется как астрологический гороскоп: “мартолой, рекше Остролог”, в котором речь идет о судьбе человека в зависимости от обстоятельств его рождения.
“Сносудец” — сонник, по которому разгадывают вещее значение снов. “Усряча” (позднее превратилась в “устряцю” — встречу) не представляет серьезной загадки. В старых памятниках это “срешта” или “съряща”— слово, не имеющее связи с встречей, а обозначающее ворожбу, гадание, предопределение. Запрещалось “сряща смотрити от птиць”, т. е. поступать в зависимости от того, которая из двух птиц первая подаст голос; предварительно нужно было загадать определенную птицу. “Веруем в волхвы, а ворожу... веруем в поткы... коли где хощемь пойти — которая переди пограет, то станем послушающе, правая или левая ли? Аще ны понграеть по нашей мысле, то мы к собе глаголем: добро ны потка си, добро ны кажеть...”. Русской средневековой “сряще” соответствует сербская “среча”, широко представленная в фольклоре. Среча — красивая девушка-пряха, прядущая нить человеческой судьбы. Она помогает людям в сельскохозяйственных делах: “среhном и петлови jajna носе” (“у удачливого и петухи несутся”); помогает и в удалых забавах: “ако бог да среча jуначка”. Антитезой срече является “несреча” — седая старуха с мутным взором. Несреча — тоже пряха, но прядет она слишком тонкую, легко обрывающуюся нить (“Hecpeчa танко преде”).
В этих югославянских фольклорных образах нетрудно угадать близкую аналогию античным богиням судьбы — мойрам, прядущим нити жизни: Клото и Лахезис прядут, а Атропа обрывает нить.
Возвратимся к тому поучению, в котором в перечне различных гадательных манипуляций стоит в одном списке “кош”, а в другом — “Мокошь”. Которое из этих слов соответствует общему духу сочинения и какое является опиской? Для этого мы должны определить, что означало древнерусское слово “кош”. Н. М. Гальковский почему-то пишет: “...непонятное кошь мы считаем за чох”. Объяснение этого слова вовсе не так безнадежно. Переводные памятники XI—XIII вв., привлеченные И. И. Срезневским для объяснения древнерусских слов, позволяют определить, что “къшь” означает “жребий”; “къшение” или “кошение” — процесс жеребьевки; “кошитися” — метать жребий; “прокьшити” — победить в жеребьевке. Эта группа слов хорошо увязывается с иными видами гадания и испытания судьбы, известными нам по поучениям против язычества. В упомянутом выше спорном месте предпочтение следует отдать слову “кошь” — жребий, а не персонифицированному образу богини Макоши. Такое решение подтверждается и тем, что в наборе гадательных понятий уже есть одна персонификация — Среча. Макошь в этом контексте была бы лишней, дублирующей фигурой; ее появление в единственном списке XV-XVI вв. следует считать ошибкой писца.
Однако нас должна заинтересовать несомненная близость слов, обозначающих жребий и имя богини. Учитывая глубокую индоевропейскую древность слова Ма (мать), можно представить себе “Ма-кошь” как наименование “Матери счастливого жребия”, богини удачи, судьбы.
Здесь мы вступаем в область, содержащую много отвлеченных понятий, близких по смыслу, но отличающихся незначительными оттенками, и сталкиваемся с явным противоречием авторитетному источнику, каким является автор VI в. н. э. Проконий Кесарийский, отрицавший наличие у славян веры в судьбу:
“Судьбы они (славяне и анты) не знают и вообще не признают, что она по отношению к людям имеет какую-либо силу...”.
Отвергая веру в судьбу, Прокопий не назвал ни одну из греческих богинь, ведавших судьбой,— ни Тихе, ни Ананке, а применил слово, обозначающее “предопределение”, “рок”, т. е. наиболее абстрагированную форму понятия судьбы; в латинском этому слову соответствует fatum. Славяне спустя 400—500 лет оставляли это слово без перевода, просто транскрибируя его — “имарменя”, “имаръмения”, чем подтверждали свое недостаточное знакомство с самим понятием. Так оно и должно было быть: греческое общество, прошедшее тысячелетний путь развития, разработало многоступенчатую шкалу отвлеченных понятий, доведенную философами разных направлений до высокой степени совершенства. Прокопий оценивал верования славян с этой своей высоты и, естественно, не находил соответствия. Верования славян были более простыми, менее абстрактными. Это очень явно ощущается при этимологическом рассмотрении слов, выражающих в той или иной мере понятие судьбы:
Доля Судьба Жребии
Удел Cpeha Кош
Участь Рок
Счастье
Удача
Я разделил их на три группы по принципу происхождения понятий. Слова первой группы относятся, по всей вероятности, к глубокой первобытности и все связаны с дележом чего-то на доли, на части, с делением (у-дел, уделить), с сопричастностью к разделяемому (счастье). Эта группа слов может восходить даже к охотничьей эпохе, к разделу добычи между охотниками, которые делили добычу, оделяли каждого соответственной долей, дачей, частью, уделяя что-то женщинам и детям. “Счастьем” было право участвовать в этом дележе и получать свою долю. Все здесь вполне конкретно, “весомо, грубо, зримо”.
Точно такой же смысл могли сохранить эти слова и в земледельческом обществе с первобытным коллективным хозяйством: доля и часть означали ту долю общего урожая, которая приходилась на данную семью. Но в условиях земледелия старые слова могли приобрести новый, двойственно-противоположный смысл: когда большак первобытной задруги распределял работы между пахарями и делил пашню на участки, то одному мог достаться хороший “удел”, а другому — плохой. В этих условиях слова требовали качественного определения: “хороший удел” (участок), “плохой удел”. Вот здесь-то и происходило первичное зарождение отвлеченных понятий, дуалистических по существу, заключающих в самих себе разноречивые ответы.
Вторая группа слов связана с решением, постановлением, определением. Выносящим решение может быть вождь, совет старейшин, коллектив равноправных. Слово “судьба” в древних памятниках иногда означает “суд”, “приговор”, “решение”. Таково же значение слова “рок” (“постановление”, “правило”, “судьба”, “срок”, “мера”). Близок к этому и смысл слова “среча” (съряща). Оно легко объясняется такими производными, как “нареченная” (суженая невеста), “обреченный” (приговоренный) и т. п. Во всех словах этой группы ощутимо “решение”, “речь”, “суд” кого-то высшего по отношению к данному человеку, того (или тех), кто может судить, рядить, изрекать, приговаривать. Слова этой группы могут относиться и к первобытному разделу добытка или урожая, но лишь как частный случай. В целом же они выражают в своем первичном значении широкий круг случаев социальной подчиненности человека (или семьи) воле коллектива или вышестоящей инстанции — старейшине рода, вечу, князю и т. д.— и могут относиться к самым различным видам социальной необходимости: выполнение определенной работы, сторожевая служба, выделение пахотного надела, очередность в выполнении повинностей и многое другое. Вторая группа на одну ступень выше первой, она более полисемантична и поэтому легче переходит в отвлеченные понятия.
Третья группа тоже может восходить к первобытности, но она отражает не простой дележ и не распоряжение (“речь”) старейшины, а выбор определенной доли путем метания жребия (“жребия”). Здесь уже подразумевается некая слепая сила, которая может дать одному счастливый, а другому “худой” жребий. Синонимом жребия в древнерусском языке являлось, как мы уже знаем, слово “кошь”, “къшь”.

Art-magik - Сообщение №22141

-PHPSESSID

Странное и загадачное в электронике. 93

Вот фиг его знает, то ли оно совпадение в следующей истории, то ли нет...

Многие «тру-программисты» и «мегажелезячники» напрочь отрицают всякую...

Опубликовано: , автор Iaroslav

Подробнее...

ФрагментарноЁ

(С)перто, наконтактено, выведено. В случае асинхронного перевода на нормальный язык автор указан.

Опубликовано: , автор Sylfire

Подробнее...

Вальпургий 2015

Собственно пора открывать данную тему. Чтобы все успели ей проникнуться и высказать свои пожелания по проведению и участию.
Тем кто не в курсе напоминаю, что вальпургиева ночь,...

Опубликовано: , автор Strazh

Подробнее...

Макошь

Отрывок из книги Б.А. Рыбакова "Язычество древних славян"
Макошь — женское божество, оно является одним из наиболее загадочных и противоречивых. Упоминания этой богини встречаются...

Опубликовано: , автор Sylfire

Подробнее...

Изобретён способ восстановления восспоминаний.

В новом исследовании, опубликованном в журнале eLife, говорится, что стимулирование нервной системы с целью регенерации поврежденных соединений...

Опубликовано: , автор Iaroslav

Подробнее...

Зомби, как они есть, и как их нет

Сегодня мы поговорим о такой замечательной оккультной сущности, как зомби, или живой мертвец.И первое, о чём нужно знать - это тот факт, что зомби в классическом...

Опубликовано: , автор Labris

Подробнее...

Самайн 2014

Самайн осени 2014 состоится на том же месте (на берегу озера Отрадное), в ночь с 1 на 3 ноября. Впрочем, буде найдутся желающие - можно продолжить еще на одну ночь.
Выезд в сб 1 ноября с...

Опубликовано: , автор Sylfire

Подробнее...

Курс при лаборатории Итем Верде.

Обо всем подряд. Основное направление - менталика.
Разберем энергетику подробно, научимся пользоваться резервными системами и их возможностями, конструировать...

Опубликовано: , автор Sylfire

Подробнее...